Никуда не денешься

Никуда не денешьсяНаташа смотрела на проплывающие за окном автомобиля выжженные и обесцвеченные осенью поля и думала о том, что надо будет все-таки купить журнальный столик в зал. Никогда их не любила, но накануне, когда они с Лёвой отмечали новоселье, поняла, что с ним будет куда удобнее.
Устала все-таки от празднования переезда. Хоть и прошло все очень хорошо, но теперь было приятно просто ехать в машине, ничего не делая и ни о чем не думая. Какое-то время Наташа действительно бездумно следила за мельканием придорожной травы, пока наконец не поняла, что одна мысль все-таки беспокоит ее и не дает расслабиться. Не пришлось прилагать больших усилий, чтобы понять что это за мысль – они с Лёвой уже давно ходили вокруг да около этого вопроса. Наташино счастье было в том, что до теперешнего момента она находила массу поводов, чтобы отложить его решение на более позднее время, но вчера, сидя за праздничным столом и выслушивая пожелания гостей, она поняла, что их скорым переездом она сама себя загнала в тупик: теперь Лёва точно не отстанет от нее со своим навязчивым желанием стать отцом.
Наташа детей не хотела. Совсем. Ну и что, что ей было уже тридцать три, что все подруги давно уже стали мамами не по одному разу и что ее собственные родители все уши прожужжали о том, как хотят внуков. В своей жизни она места для детей не находила ни теперь, ни в будущем и не чувствовала в связи с этим ни сомнений, ни сожалений. Ей нравилось жить так, как она жила: ездить по командировкам, высыпаться на выходных, смотреть в кинотеатрах триллеры и ужасы, а не полнометражные мультфильмы, проводить вечера в приличных заведениях, куда никому не придет в голову придти с детьми, обходить стороной детские магазины и даже в подарок покупать не игрушки и подгузники, а книги, причем как правило сильно на вырост – «Остров сокровищ» или «Человека-амфибию». Нравилось, что дома у нее тихо и чисто, что все вещи лежат на своих местах, что на заднем сидении Лёвиной машины нет детского кресла наподобие того, которое сейчас находилось у нее за спиной, что внимание Левы принадлежит только ей и что свою заботу ей не приходится распространять ни на кого, кроме своего мужа, всегда любимого и желанного. Ни в душе, ни у себя дома она не чувствовала никакой пустоты, которую требовалось бы чем-нибудь заполнить – ее жизнь полностью ее устраивала.
Лёва же хотел совсем другого. Еще когда они познакомились, он говорил, что не представляет своей жизни без детей. Конечно, не прямо сейчас, говорил он, и Наташа с готовностью ему вторила: сначала надо пожениться, обзавестись своим жильем, сделать ремонт, переехать, а уж потом… Наташа надеялась, что когда настанет это потом, он уже не будет настолько полон решимости осуществить задуманное – узнает, что есть в жизни много других радостей и думать забудет о том, чтобы разрушить их размеренное существование появлением кого-то третьего. Но Лёва не забывал – напротив, чем дальше, тем настойчивее озвучивал свои планы, пока наконец накануне, во время празднования новоселья не заявил во всеуслышание, что намерен заняться улучшением демографической ситуации в стране в самое ближайшее время.
Наташа как ни в чем ни бывало продолжала улыбаться, когда услышала это, потому что было явно не к месту и не ко времени задавать ему вопрос, который все же вертелся у нее на языке: а меня ты спросил? Она никогда не поддерживала его разговоров о детях, но и особо не возражала ему, разве что то и дело подкидывала ему мысли о том, как хорошо им живется вдвоем и как она не хочет делить его с кем бы то ни было, и видимо, поэтому Лёва считал этот вопрос решенным в то время, как тот совсем не был так однозначен, как ему казалось. Наташа понимала, что для Лёвы будет ударом услышать о ее нежелании иметь детей, поэтому теперь она стояла перед необходимостью искать какой-то другой способ выхода из этой ситуации. Все-таки рожать?
Эта мысль пришла легко, но была как чужая. Ее можно было так и этак повертеть в голове, приставить к сегодняшней жизни и полюбоваться тем, как много проблем решается при согласии на ее осуществление. Возможно, ради этой идиллии стоило все-таки присмотреться к ней получше: у Лёвы будет его ребенок, а у нее будет ее жизнь – может, это не такой уж плохой вариант.
И все-таки Наташа испытала облегчение, когда стряхнула ее с себя, разрешив подумать об этом позже, и вернулась к своей пока еще неизменной жизни. Увидела, что они подъезжают к Томску, и пожалела, что столько времени потратила на неприятные размышления.
– Может, заселимся в гостиницу перед тем, как ехать на завод? – спросила она Лешу.
– Долго получится, – сказал он, не отрывая взгляда от дороги, – гостиница на другом конце города.
Выглядел он как всегда не лучшим образом: был уставший и замученный уже с утра.
– Тогда хотя бы пообедаем сначала.
– Давай, я тоже голодный. В «Вечный зов»?
– Как всегда, – кивнула Наташа.
Она любила этот ресторан, и хотя без нее Леша наверняка выбрал бы заведение попроще, он никогда не отказывался сходить туда с ней.
В «Вечном зове» все было по-прежнему: беленые стены, деревянные лавки, белые льняные салфетки, вышитые крестиком, глиняные горшки в нишах, деревянные балки над головой.
Пока ждали своего заказа, Леша позвонил жене.
– Привет, Юль, я доехал, все нормально… Да нормальная дорога, как обычно… Да, с Натальей, сейчас поедим и поедем на завод… По-моему, все-таки не стоит покупать машину на аккумуляторах, пусть Аня сама ногами отталкивается от пола и катается… Да при чем тут деньги? Конечно, не жалко, хотя ты же сама хотела пароварку покупать… А, пароварку тоже надо… Может, сначала все-таки что-то одно?… Ну не расстраивайся, придумаем что-нибудь и вообще давай дома это обсудим… Я не ухожу от темы, просто не совсем подходящее время… А, ты хочешь, чтобы я отсюда машину привез… Нет, так точно не получится. Давай дома поговорим, ладно?…
Уже принесли его горшочек с пельменями, а он все никак не мог закончить разговор с женой. Больше всего Наташу поражало то, что во время бесед с той, сколько она их слышала, он никогда не повышал голоса и, казалось, нисколько не раздражался, хотя она знала сколько угодно мужчин, которые рассвирепели бы уже на второй минуте подобного разговора. С другой стороны, почему бы ей удивляться? Лева тоже, слава богу, был такой. Она вообще не понимала, как можно жить с человеком, который не способен вести беседу в нормальном тоне.
Наконец Леша отложил телефон и принялся за еду. Быстро с ней расправившись, пока Наташа допивала чай с шоколадными конфетами, запил все это клюквенным морсом, и они оправились на завод.
Остаток дня прошел в обычном рабочем режиме: познакомились с руководством и с главным бухгалтером, с которыми им предстояло сотрудничать во время аудиторской проверки, и, еще немного осмотревшись и устроившись на своих рабочих местах, взялись за документы. Когда рабочий день был закончен, наконец отправились в гостиницу.
За что Наташа любила командировки – кроме денег, конечно, которые они приносили – так это за возможность смены обстановки. Пока их не было, она постоянно срывалась и ехала куда-нибудь на выходных, из-за чего терпела постоянные упреки от своих бывших молодых людей, и поэтому была очень рада, когда ей удалось найти работу, которая позволила совместить приятное с полезным. Когда вскоре после этого она еще и познакомилась с племянником ее начальницы Левой, который сразу и безоговорочно принял ее право проводить время не только рядом с ним, то в жизни и вовсе наконец все встало на свои места. Причем Наташа с удовольствием бывала бы везде с Левой, однако хотя он сам никогда не был против путешествовать с ней, график его работы не позволял этого делать, так что вместе ездили только в отпуск.
В первый вечер на новом месте Наташа как всегда никуда не пошла, намереваясь отдохнуть после дороги, только позвонила нескольким томским друзьям, чтобы сообщить им о своем приезде. После этого устроившись перед ноутбуком с чашкой чая и бутербродом, болтала с Левой по скайпу, пока не настала пора идти спать.
– Пока, мой любимый муж, – начала она прощаться, – жаль, что тебя нет рядом со мной, придется мерзнуть здесь одной.
– Моя любовь тебя согреет, – утешил он ее, – меня же твоя греет. Но вообще, конечно, приезжай скорее, жду – не дождусь, когда мы сможем выбросить все твои таблетки и начать превращать нас двоих в полноценную семью!
Наташа снова ощутила неприятное чувство, которое мучило ее утром.
– А ведь мне надо сходить к врачу прежде, чем мы займемся этим, – вдруг пришло ей в голову.
– Зачем? – удивился Лева. – Ты здорова, я здоров – вот если у нас будет не получаться, тогда, конечно, придется идти по врачам, но я почему-то уверен, что мы прекрасно справимся и без них.
– А если мы чего-то не знаем?
– У тебя был кто-то, кроме меня?
– Нет, конечно!
– У меня тоже не было, и что тогда мы можем не знать?
– Это могут быть не только венерические болезни.
– А какие еще?
– Вроде прививки надо ставить от каких-то болезней, чтобы исключить возможность переболеть ими во время беременности.
Наташа как неудобно вставший в горле кусок с трудом проглотила последнее слово.
– Мне кажется, ты придумываешь.
– Вовсе нет.
– Надо будет почитать об этом в интернете, но вообще, мне кажется, это лишнее.
– Надо не почитать, а сходить к врачу.
– Но это растянется еще на кучу времени!
– А что ты предлагаешь вместо этого?
От разговора у Наташи остался неприятный осадок, и она подозревала, что не у нее одной. Идея с врачом, конечно, была правильная, и все-таки надо было скорее на что-то решаться, чтобы не мучить ни себя, ни Леву. В конце концов не так уж это страшно: у всех есть дети и все их любят. И она будет любить. Хотя сейчас она даже представить себе не могла такого.
Утром она проснулась не в таком хорошем настроении как обычно. Собралась, спустилась к завтраку, как всегда взяла себе кофе, булочку с маком и только когда села за стол, за которым уже сидел Леша, поняла, что забыла взять сливки. И хотя черный кофе она никогда не пила, этим утром ее охватила такая апатия, что даже шевелиться лишний раз не хотелось, так что за сливками она не пошла.
Отломила кусочек от булочки, помешала в чашке ложкой, размешивая сахар. Леша встал из-за стола, и Наташа меланхолично проследила за тем, как он подошел к шведскому столу и тоже взял булочку, после чего направился было обратно, но еще на секунду задержался и наконец вернулся на свое место, поставив перед ней запечатанный пластиковый контейнер со сливками.
– О, спасибо, – встрепенулась Наташа.
Все-таки со сливками кофе был куда вкуснее.
День выдался нудный и тянулся бесконечно, но Наташу грела мысль, что вечером ее ждет встреча с друзьями, и потому она крепилась как могла, уговаривая себя дотерпеть до конца рабочего дня. Как назло вечером пришлось задержаться, а потом еще и оказалось, что к ее подруге неожиданно приехала свекровь, а другу, который тоже должен был быть на встрече, пришлось ехать к бабушке, потому что у той прорвало кран.
Вот всегда так, с досадой подумала Наташа, кладя телефон на стол.
Вечером она попросила Лешу, чтобы он отвез ее на набережную, но по дороге он остановился у продуктового магазина и, зайдя в него, вскоре вышел с бутылкой пива и закусками к нему. Пиво было недорогое и не слишком хорошее – с его зарплатой можно было бы позволить себе что-нибудь получше, подумалось Наташе. Еще через несколько минут она шагала вдоль парапета, иногда останавливаясь и глядя на воду, потом посидела у фонтана и наконец пешком отправилась в гостиницу. Пока шла, позвонила Леве.
– Ты узнала про врача? – спросил он сразу после приветствий.
Кое-как сменив неприятную тему разговора и поболтав немного с мужем, Наташа дошла до гостиницы, а проходя мимо номера Леши, отметила, что из-за двери не доносится ни звука, хотя знала, что Леша должен был быть у себя.
Наконец она очутилась в своем номере, приняла душ и легла спать.
К счастью, остальные дни оказались более удачными: Наташа все-таки встретилась с подругой и другом, погуляла по любимым местам, обнаружила новые уютные закоулки и еще раз побывала в «Вечном зове», купив заодно их шоколадных конфет, чтобы взять их домой.
Накануне возвращения домой она, устав от своих похождений, просидела весь вечер в кофейне с купленной в соседнем книжном книгой и, прочитав ее до конца, отправилась в гостиницу. По пути ей подвернулся супермаркет, и, зайдя в него, она купила яблоко и грушу, чтобы съесть их вечером, а проходя мимо стеллажей с пивом, она вдруг остановилась и взяла бутылку своего любимого «Hoegaarden».
За Лешиной дверью как обычно было тихо, но на этот раз она не прошла мимо, а постучала в дверь. Раздалось какое-то шебуршание, наконец та открылась и в дверях показался голый по пояс Леша.
– Возьми, – протянула ему бутылку пива Наташа. – Вдруг понравится.
– Спасибо, – сказал Леша, забирая презент. – Правда, сегодня я уже выпил одну.
– Значит, выпьешь завтра. Спокойной ночи.
– Спасибо, – отозвался он, – и тебе.
На следующий день, когда Наташа ставила сумку в багажник Лешиной машины, увидела в ней детский розовый автомобиль, который надо было полагать, работал от аккумуляторов. Наташа кое-как пристроила рядом свою сумку – благо та была небольшой – и села на пассажирское сидение. Машина тронулась.
Не успела она появиться на работе в первый день после командировки, как ее вызвала к себе начальница.
– На нас хотят подать в суд, – сообщила она, – из-за твоей ошибки, допущенной в проверке, которую ты делала для охранного предприятия.
– Но ведь это нельзя считать ошибкой, – возразила Наташа, когда Вера Геннадьевна изложила суть проблемы, – мы же как аудиторы не обязаны нести ответственность за неправильность исчисления и уплаты налогов, поэтому их проблемы, что они что-то не досмотрели.
– Они потерпели убытки из-за того, что ты не указала на их ошибку в исчислении стоимости услуг.
– Все я указала – можете посмотреть заключение!
– Я смотрела. Формулировка очень размытая – неудивительно, что они не обратили на это внимание.
Наташу начала напрягать бессмысленность этого разговора: она была уверена, что все сделала правильно, и было непонятно, почему формулировка, к которой сейчас придиралась Вера Геннадьевна, всегда всех устраивала, а теперь стала вдруг «размытой». Еще меньше она понимала, чего та в связи со всем этим от нее хочет. Так и не добившись никакой ясности, она, едва выйдя из кабинета начальницы, пошла к Леше.
– А тебе она говорила что-нибудь об иске, который нам хочет предъявить охранное предприятие?
– Первый раз слышу, – с удивлением сказал Леша, поднимая на нее глаза от ноутбука. – Вчера только с ними разговаривал – они ничего не говорили об этом.
– Странно.
– Может, кто-то кого-то не понял? Она показывала тебе письменную претензию?
– Нет, ничего не показывала.
– Действительно странно. Да поди стукнуло что-нибудь в голову, завтра уже забудет. Не переживай.
В кармане у Наташи зазвонил мобильный, и она ответила на вызов.
– Да, Лева, привет, – ласково ответила она и, кивнув Леше, пошла на свое рабочее место.
– Приглашаю тебя сегодня в ресторан отметить твое возвращение, – сказал Лева.
– Здорово! Куда пойдем?
– Заказал столик в «Райском саду» на семь, заеду за тобой, так что будь готова.
– Буду готова! – отозвалась Наташа.
Лева как всегда был отменно пунктуален, поэтому ровно в семь они входили в украшенную кованными купидонами дверь.
Все помещение ресторана было увито зеленью, откуда-то доносилось журчание воды, а везде среди растений виднелись маленькие фигурки гномов, бабочек и русалок, которые у Наташи вызвали ассоциацию с детской игровой площадкой. Еда в ресторане тоже пришлась не совсем ей по вкусу – по сути не понравилось ничего из того, что она попробовала, но все равно они с Левой очень хорошо провели время вдвоем. Когда они оказались дома и Наташа вышла из ванной после душа, по всей спальне стояли зажженные свечи, играла тихая приятная музыка, а постель была усеяна лепестками роз. Лева поднялся ей навстречу и подал один из бокалов с вином, стоящих на прикроватной тумбочке около вазы с фруктами, после чего сам скрылся в ванной.
Они любили друг друга долго и нежно, и Наташа была особенно благодарна Леве за то, что он ни разу не заговорил о детях. На следующий день она записалась на прием к гинекологу.
Вера Геннадьевна продолжала изводить ее напоминаниями о претензиях охранного предприятия, по-прежнему не обозначая при этом, чего она хочет от самой Наташи, так что та не выдержала и рассказала о происходящем Леве.
– Ты же знаешь, что тетя Вера никогда не придирается попусту, – сказал он, – наверняка вы просто недопоняли друг друга. Попроси ее еще раз объяснить, в чем суть проблемы.
Наташа сказала, что она делала это неоднократно и каждый раз безрезультатно, собственно только поэтому она и решила поговорить об этом с ним.
– Может, у нее у самой какие-то проблемы? – спросила она.
– Никогда не поверил бы, что тетя Вера способна мешать личные дела с профессиональными. Наверняка ты ее не поняла, – повторил он. – Но ты же знаешь, что такое иногда случается – просто поговори с ней.
После этого разговора Наташа оставила попытки разобраться в этом вопросе и решила, что время покажет, что именно нужно от нее ее начальнице.
В назначенный день она оказалась в женской консультации. Сидя в коридоре в ожидании своей очереди, она смотрела на проплывающие мимо нее огромные животы и испытывала жгучее желание бежать от этого места как можно дальше. Как они выносят все это?! Бедные женщины! И неужели ее тоже это ждет?!
И все-таки заставила себя пройти в кабинет, ответила на все положенные в таких случаях вопросы, взяла направления на анализы. Вдохнула полной грудью, когда оказалась на улице: слава богу, пока она все еще нормальных размеров и может жить своей нормальной жизнью.
В тот же день они с Лешей обедали за одним столом в их маленькой местной столовой.
– А ты знаешь, что в нашей фирме планируются сокращения? – спросил он, берясь за ложку и пододвигая к себе суп.
– Вот оно как, значит, – с интересом посмотрела на него Наташа, сразу вспомнив о Вере Геннадьевне. – А не с этой ли стороны ветер дует?
– Тоже об этом подумал.
– А ты откуда об этом знаешь?
– Оля Ивановна сказала.
Одна из их бухгалтеров Ольга Ивановна была той еще кокеткой и вечно строила глазки всем подряд мужчинам, так что Наташа даже не удивилась, почему Леша знал о сокращении, а она нет.
– Да ты не переживай, – сказал Леша, – к тебе можно сколько угодно придираться, но все эти претензии не имеют под собой никакого основания, и ты без труда докажешь это кому угодно. Так что если кого и уволят, то точно не тебя.
– Ну вообще-то я тоже так думаю, но все равно достало, что она изводит меня своими намеками.
– А ты ей тоже намекни, – посоветовал Леша. – Злоупотребление служебным положением и sexual harassment. Сейчас в этом можно обвинить не только мужчин.
Наташа неожиданно громко рассмеялась.
– Ой, Леша, скажешь тоже, – отозвалась она успокоившись. – Неправдоподобно, конечно, но я с удовольствием посмотрела бы на Верины глаза, когда она услышала бы такое обвинение.
– Думаю, как раз тебе по силам было бы провернуть такое дело, – сказал Леша и встал. – Пойду возьму себе что-нибудь к чаю. Тебе принести?
– Ага, если нетрудно, – кивнула Наташа, поднося ко рту вилку с куском котлеты.
Уже когда он отошел, она сообразила, что надо было уточнить, что она хочет посыпанную сахаром плюшку, но подняв голову, увидела, что Леша уже возвращается. Подойдя, он положил на стол плюшку с сахаром и булочку с клюквой.
– Чур, это моя, – показала на плюшку Наташа.
– Ну да, я и взял ее для тебя.
– Здорово, – удовлетворенно отозвалась она и вернулась к своему недоеденному второму.
Наташа тянула со сдачей анализов до самого отъезда в очередную командировку и только в последний день наконец собралась съездить в женскую консультацию.
Утро не задалось с самого начала. Сначала сломался фен, потом убежал закипевший кофе, брюки, которые Наташа собралась надеть, оказались неглажеными и пришлось срочно их гладить. Когда приехала в женскую консультацию, оставалось еще пятнадцать минут, чтобы посетить нужные кабинеты, но у Наташи не оказалось с собой бахил, и пришлось идти в аптеку, которая находилась в соседнем здании. В аптеке была очередь, а у Наташи не оказалось мелких денег. Потом у аптекарши не оказалось сдачи.
В женскую консультацию Наташа влетела вспотевшая и злая, кое-как попала ногами в бахилы, кого-то толкнула, пробираясь по коридорам к нужному кабинету, а достигнув его, налетела на медсестру, выходящую из него и одновременно с этим достающую из кармана ключ, явно собираясь закрыть за собой дверь.
– Вы что-то хотели? – спросила ее медсестра, на секунду замедлив действия.
Мимо них прошла беременная девушка, кое-как протиснувшись со своим огромным животом между ними.
– Нет, извините, – сказала Наташа, отводя взгляд от девушки и боясь, что жалость и страх, которые она испытывала в этот момент, прекрасно читаются у нее на лице. – Кажется, ошиблась кабинетом.
Леве она сказала, что опоздала на прием, что в общем-то было почти правдой.
В понедельник под колеса машины снова стелилась дорога, правда, ехали на этот раз не слишком быстро – шел снег, было скользко, поэтому приходилось быть осторожными. Ни о чем не думалось, ничего не хотелось, и хорошо, что была возможность просто помолчать и побыть наедине самой с собой.
– А ты знаешь, что нас поселят в «Грааль Парк Отеле»? – вдруг заговорил Леша, и Наташа с неохотой выползла из своей меланхолии.
– И что? – спросила она.
– А то, что там же находится кемеровский ресторан «Вечный зов».
– Да ты что! – тут же оживилась она. – Но ведь кемеровский «Вечный зов» находится за городом.
– Так и есть.
– Так мы будем жить в лесу? Черт! Только этого и не хватало!
Она разозлилась на Лешу за то, что он расстроил ее еще больше этой вестью.
– Почему «черт»? – удивился он. – По-моему, это здорово: подышим свежим воздухом, опять же там чисто, тихо, народу мало. Правда, на работу придется ездить в город, но мы же на машине.
– Это ты на машине, – резко отозвалась Наташа. – А мне что делать? Не наездишься туда-сюда!
– Как-то я не подумал, – согласился он, – ты же у нас не любишь сидеть на месте. Ну не расстраивайся, я тебя повожу, где будет нужно.
Наташа молча отвернулась к окну.
Дорога была тяжелой, поэтому решили остановиться, чтобы передохнуть и пообедать. Леша позвонил жене и теперь снова выслушивал ее с бездеятельным вниманием.
– Конечно, мы съездим к маме на Новый год… И стулья ей отвезем… И купим в подарок утюг, конечно, почему нет… Юль, давай я все-таки не повезу стол из Кемерово, а? Купим у нас, ну и что, что он новый и его готовы отдать даром… Юль, поговорим дома, ладно?…
Наконец он положил трубку и взялся за свой шашлык.
– Я так понимаю, обратно мы поедем со столом в багажнике, – сказала Наташа, отодвигая от себя пустую пластиковую тарелку и откидываясь на спинку стула.
Шашлык был вкусный и горячий, поэтому Наташа согрелась, на душе потеплело, настроение улучшилось.
Леша слегка пожал плечами.
– А что делать? Семья есть семья. К тому же мне, что ли, сложно стол привезти? Не на себе же тащишь… А жене приятно.
– Надеюсь, она настолько же чутка к твоим потребностям.
– А куда ей деваться, – снова пожал плечами Леша, и Наташа, вспомнив про них с Левой, подумала, что и правда зачастую выбор не так велик, когда хочешь сохранить хорошие отношения.
– Ты прости меня за то, что накричала на тебя в машине, – вдруг сказала она, – ты-то ни при чем, конечно. Но ведь и правда могли бы поближе к городу место найти.
– Да ничего, – отозвался Леша. – А поселили нас там, потому что эта гостиница принадлежит владельцу сети ювелирных салонов, которые мы едем проверять. Видимо, им так дешевле, к тому же сейчас не сезон, наверное.
– Да черт с ними, забыли.
– Забыли, – согласился Леша.
В первый вечер Наташа как всегда никуда не поехала, тем более что и устала больше обычного, но на второй день договорилась встретиться с подругой.
– Тебя подождать? – спросил ее Леша, когда понял, что она не собирается сразу после работы возвращаться в гостиницу.
– И что ты будешь делать все это время? – поинтересовалась Наташа. – Два часа раскладывать пасьянс на своем ноутбуке?
– Ну пасьянс не пасьянс, но найду чем заняться, – как всегда нисколько не обиделся он. – Так ждать тебя?
– Ну подожди.
– Хорошо. Звони, как освободишься.
Наташа провела с подругой на час больше, чем планировала, но Леша все равно как обещал дождался ее, и они вместе вернулись в гостиницу. На следующий день он ждал ее, пока она наведывалась в маленький магазинчик, где продавались творения местных художников и мастеров, еще через день – пока она повидается со своим знакомым, владельцем бутика коллекционных вин, на выходных он отвез ее в большой торговый центр, потому что ей захотелось шума, суеты и ярких красок, а потом Наташе надоело, что Леша везде следует за ней как хвост, и в понедельник после работы сказала ему, чтобы он ехал в гостиницу без нее. Леша и тут возражать не стал: сел в машину и уехал.
Наташа прошлась по центру города, но хотя снег больше не сыпал как всю предыдущую неделю, было холодно, серо и мрачно. В кофейне, куда она зашла погреться, оказалось накурено, и она быстро сбежала оттуда. Поймала такси и поехала в гостиницу.
Следующие дни возвращалась с работы вместе с Лешей. По вечерам сидела у себя в номере, читала или болтала по скайпу, иногда выходила погулять вокруг комплекса и даже готова была согласиться с Лешей, что что-то есть в том, чтобы дышать воздухом, пахнущим снегом и соснами. Иногда, выходя из гостиницы, видела и его самого, стоящего неподалеку. Как правило, он в это время говорил по телефону или просто стоял, подставив лицо ветру и закрыв глаза. Она кивала ему в ответ, если он замечал ее, или проходила мимо, не обнаруживая своего присутствия.
В пятницу вечером Наташа решила в последний раз перед отъездом побаловать себя любимой едой и, зайдя в «Вечный зов», увидела своего коллегу сидящим за столиком.
– Ты же вроде не очень любишь такие места, – сказала она, подходя к Леше.
– Садись со мной, – предложил он. – Я и сейчас не очень люблю, но здесь мне стало нравиться, потому что таких вкусных пельменей не делала даже моя бабушка.
Наташа заметила, что перед ним стоит его любимый горшочек, и улыбнулась.
– И за пиво, кстати, спасибо, помнишь, которое ты принесла мне тогда? Действительно хорошее, пью теперь его.
– Плохого не советую, – сказала Наташа, устраиваясь на лавку напротив него. – Ты хоть что-нибудь другое попробовал бы, тут помимо пельменей из медвежатины есть много чего вкусного.
– Успеется, – довольно улыбнулся Леша, отодвигая от себя горшок.
Он подождал, пока она сделает заказ и расправится со своим ужином, после чего они вместе пошли обратно в гостиницу.
– Кстати, – вспомнил Леша уже на их этаже, – у тебя не найдется маленьких щипчиков? Ноготь на руке замучил, а подстричь нечем.
– Есть, – ответила Наташа, – сейчас занесу тебе.
Она зашла в свой номер за щипчиками и пошла обратно к Леше. Его дверь оказалась открыта, и она зашла в комнату.
В номере было убрано, лишь на столе, стоящем у окна, царил небольшой беспорядок.
– О, спасибо тебе большое, – обернулся Леша на ее шаги, и Наташа протянула ему щипчики. – Завтра верну, предварительно продезинфицировав.
– А тут у тебя что? – спросила Наташа, глядя на разложенные на столе исписанные от руки листы. Тут же лежала книга по психологии и еще одна судя по всему на французском языке.
– Да так, развлекаюсь на досуге, – отозвался Леша, подходя к ней.
– Расширяешь кругозор?
– Вообще-то нет. Да ты садись на стул, что стоять. Хочешь чаю? У меня есть хороший с земляникой и васильками.
Он набрал воды в ванной, включил кипятильник.
– Аудит – это ведь второе мое образование, – сказал он, опускаясь на край кровати, – первое – психологическое. А увлекаюсь я составлением психологических тестов.
– А французский тут при чем? – кивнула Наташа на вторую книгу.
– Это отдельно. Пытаюсь читать хоть немного, чтобы совсем не забыть язык. Когда-то знал очень хорошо, даже полгода прожил в Швейцарии, но сейчас практики нет, с каждым годом забываю его все больше.
– Надо срочно снова ехать в Швейцарию, – сказала Наташа.
– Хотелось бы. Только возможности пока нет.
– Почему?
– Куда я сейчас уеду от своей семьи? А с ними пока сложно, Анюта еще совсем маленькая, устанешь от такого отдыха так, что работа после этого покажется курортом.
Интересно, подумалось Наташе, а какое имя выберет она, если у них будет дочка? Анюта ей нравилось.
– А что за тесты? – спросила она. – Покажи?
Леша встал и подошел к ноутбуку. Наклонился над ним, открыл нужную страницу в Интернете, потом кликнул по нику пользователя psychoguru.
– Это ты, что ли, психогуру? – рассмеялась Наташа.
– Ну я, – улыбнулся Леша. – Молодой был, когда выбирал, а теперь уже сложно что-то менять да и зачем, если уж на то пошло? Скромность еще никого не украшала.
– Тут ты прав, – согласилась она.
– Вот, – сказал он, поворачивая к ней экран. – Можешь даже пройти какой-нибудь, если хочешь.
Наташа посмотрела в монитор.
– А тут, значит, выкладывают свои тесты все, кому не лень?
– Ну да. И все, кому не лень, тестируются. Даже рейтинг есть среди тестов, вот здесь видишь цифры проставлены и разное количество звездочек закрашено?
– О, да у тебя сплошь пятизвездочные все!
– Просто по рейтингу отсортировано, да и ты посмотри на названия: «Насколько вы ревнивы», «Насколько вы счастливы», «Насколько развиты ваши аналитические способности» – шлак. У меня есть по-настоящему интересные тесты, например, один из них разработан на основе цветового теста Люшера, причем в нем дается не только характеристика состояния человека, но и рекомендации относительно того, как можно развить свои слабые стороны, но людям разве нужны такие сложности? Так что приходится клепать и такую попсу в надежде на то, что это привлечет внимание к более серьезным моим работам.
– Может, это вообще не то место, где стоит заявлять о себе?
– Может быть, конечно. Хотя с другой стороны, я ведь и не стремлюсь к тому, чтобы добиться в этом каких-то серьезных результатов – мне просто нравится заниматься этим в свободное время.
– А что, интересно: «Насколько вы счастливы», – сказала Наташа, снова поворачиваясь к экрану ноутбука и кликая по названию теста, – посмотрим, что ты скажешь обо мне!
Тест занял всего несколько минут, и результат показал уровень счастья ниже среднего.
– Не может быть! – воскликнула Наташа. – Такого счастливого и довольного жизнью человека как я еще поискать – врет все твой тест!
Леша улыбнулся.
– Скорее всего тест выявил твое текущее психологическое состояние, может, скучаешь по мужу или плохо себя чувствуешь…
– Да все у меня нормально!
– Ну нормально, так нормально, – сказал Леша, поднимаясь. – Черт, я совсем забыл про чай.
– А знаешь что? – вдруг повернулась к нему Наташа. – К черту твой чай, поехали в ночной клуб!
– В смысле?
Леша остановился на полпути и удивленно посмотрел на нее.
– В самом прямом! Тебя самого не достало сидеть в этой норе? Должен же ты бывать среди людей!
– Я бываю…
– Да как ты бываешь, я бы уже от тоски умерла! В общем, я отвернулась и звоню вызываю такси, а ты пока надевай на себя самую нарядную свою рубашку и поехали!
Наташа решительно схватилась за телефон.
– Зачем такси? Мы же на машине.
– Какая, к черту, машина? Ты слышал, мы едем в ночной клуб! А кто ходит в ночной клуб и ничего не пьет? Ты еще не собрался?! – повернулась Наташа к Леше, который до сих пор стоял посреди комнаты.
Леша тут же направился к шкафу.
Наташа вызвала такси, обещали подать машину через несколько минут.
– Можно выходить, – сказала она. – Это, называется, самое нарядное?!
Леша стоял перед ней в джинсах и белой рубашке, застегнутой на все пуговицы.
– Да я как-то, знаешь ли, не любитель ночных клубов…
– Ладно, шут с тобой, поехали так. К тому же я и сама сегодня не в лучшей форме.
Через полчаса они входили в еще полупустое заведение, в котором тем не менее уже гремела музыка.
Администратор проводила их в самый дальний угол помещения и показала свободный стол.
– Нет, мы определенно не можем сидеть в такой заднице, – категорично заявила Наташа. – Нам нужен столик в центре зала.
– К сожалению, уже все забронировано – вечер пятницы, сами понимаете, – равнодушно пожала плечами девушка.
– Но вы ведь наверняка попридержали места для дорогих гостей, – настаивала Наташа, не замечая Леши, который, чувствуя крайнюю неловкость, чуть позади нее переминался с ноги на ногу. – А мы как раз такие дорогие и есть: приехали к вам из Новосибирска, специально, чтобы отдохнуть у вас, сделаем вам рекламу, когда вернемся – весь наш город у вас будет!
– Боюсь, ничем не смогу помочь, – снова развела руками девушка.
– Смотрите, сколько свободных мест, а нас всего двое! Не верю, что ничего нельзя сделать!
Девушка снова выдавила из себя неискренние сожаления, усугубленные начинающим подниматься в ней раздражением.
– Дайте мне вашу книгу жалоб и предложений, – потребовала Наташа.
– Зачем? – тут же ожила администратор.
– Как зачем? – удивилась Наташа. – Хочу написать, какой теплый прием нам оказали в вашем заведении.
– К сожалению, книга находится в бухгалтерии, которая сейчас закрыта, – отозвалась та куда более живо, чем когда отказывала им в столике.
– А почему она у вас закрыта в бухгалтерии? Она должна находиться в уголке потребителя и быть в свободном доступе для посетителей! Где у вас уголок потребителя?
Наташа направилась обратно ко входу, и администратор с Лешей вынужденно потянулись за ней.
– Звоните вашему бухгалтеру.
– Зачем? – снова встрепенулась девушка-администратор.
– Пусть приезжает и открывает бухгалтерию, – объяснила Наташа ей словно маленькому ребенку.
Внезапно та опередила Наташу и направилась к своей стойке.
– Подождите секунду, – бросила она недовольно, – я посмотрю, что можно сделать.
Через несколько минут их с Лешей усадили прямо в центре зала, откуда было прекрасно видно танцплощадку и диджейскую рубку.
– Совсем другое дело, – сказала Наташа, опускаясь в кресло.
Леша с облегчением перевел дух.
Вскоре начал подтягиваться народ, и еще через несколько минут появились первые танцующие. Наташа к этому времени уже успела выпить два коктейля с мартини, а Леша все еще цедил первую кружку пива.
– Пойдем танцевать! – прокричала она ему в ухо, вскакивая со своего места.
Леша замахал руками и замотал головой, отказываясь следовать за ней.
Наташа пошла одна, а когда диджей начал программу, вернулась на место и заказала две текилы.
– Выпей, – сказала она Леше, отодвигая от него пиво и придвигая к нему стопку.
Он снова попытался возразить, но она выпила свою порцию и повторила, кивнув на стаканчик, стоящий перед ним:
– Пей.
Леша влил в себя текилу, слизнул соль с тыльной стороны руки, закусил лаймом, и Наташа тут же заказала еще две порции. Леша больше не сопротивлялся, и когда снова зазвучала музыка, вышел на танцпол вместе с ней. Перед тем, как влиться в толпу танцующих, она повернула его к себе, расстегнула верхние пуговицы его рубашки и пуговицы на рукавах. Леша закатал рукава по локоть.
Сначала Наташа танцевала напротив него, подбадривая его улыбками, но заметила, что к нему начала пристраиваться какая-то девица, и с мыслями о том, что бабы совсем обнаглели, клеятся к неодиноким парням – та же не знала, что они с Лешей всего лишь коллеги по работе! – поспешила сделать вид, что они вообще не вместе, дабы не портить своему спутнику общение с противоположным полом. А еще через несколько минут и вовсе снова села за свой столик, чувствуя себя не в настроении отплясывать под клубную музыку. Заказала себе крепкий кофе и пила его, без особого интереса наблюдая за посетителями клуба.
Леша сел за стол, только когда снова объявили перерыв на представление. Тут же заказал текилу, правда, на этот раз с тоником, взболтал стаканчик, хлопнул им по столу, выпил залпом, с удовольствием огляделся вокруг. Когда снова зазвучала музыка, без всяких уговоров встал и пошел к танцевальной площадке. Заметил, что Наташа осталась сидеть на месте, призывно махнул ей рукой, «как это нет?», отразилось на его лице, когда она попыталась отмахнуться. В общем, вытащил ее все-таки вместе с собой, и она даже вошла во вкус через какое-то время, но после следующей паузы все-таки осталась сидеть в своем кресле. Время перевалило за два ночи, народу стало значительно меньше, но Леша самозабвенно продолжал танцевать, полуприкрыв глаза и двигаясь так свободно, будто и не боялся никогда выйти на танцпол. Волосы у него растрепались, на лице выступили капельки пота, рубашка и белая строчка на джинсах по-клубному светились синим. Поразительно, до чего люди хорошеют, когда раскрепощаются, думала Наташа, глядя на него.
Ей уже хотелось спать, побаливала голова, да и утром им предстояла обратная дорога домой, но Леша своим расстроенным видом вымолил для себя еще немного времени, так что из клуба они вышли только в три. Поймали такси, уселись по разные стороны заднего сидения. Машина быстро неслась по пустынной трассе.
Вдруг Леша протянул руку и нащупал ею Наташину ладонь. Сжал ее. Она посмотрела на него – он улыбался счастливо. Улыбнулась ему в ответ. Она всегда знала, что для счастья нужно не так уж много, только надо разрешить себе это.
Утром Леша выглядел на удивление бодро в отличие от нее – голова у Наташи болела еще больше вчерашнего, так что даже предстоящая поездка не слишком радовала. Правда, в дороге удалось поспать, даже несмотря на грохот, который издавал засунутый в багажник стол-книжка, так что по приезду ей стало немного легче.
Уже будучи дома, Наташа, доставая из кухонного шкафа чашку, чтобы налить себе воды, вдруг заметила, что они стоят не в привычном порядке. Лева был такой же педант как она, поэтому было практически исключено, чтобы он что-то переставил местами случайно. Неужели приводил кого-то к ним домой?! – ударила в голову мысль.
Не успела Наташа ее обдумать, как более тонкий и неуправляемый уровень воображения уже нарисовал ей сцену их объяснения с мужем, обнаружение улик, развод, Левин уход из дома, заставив испытать ужас от предстоящих трудностей, которые ждали ее в случае такого развития событий: как они будут делить квартиру, которую покупали на деньги Наташи, ее отца и Левы? И снова придется скитаться по госучреждениям, чтобы оформить развод – как же она этого не любила! И что будет с ее работой? Ведь Вера Геннадьевна точно выживет ее, если они расстанутся с Левой, а так не хотелось бы в такой непростой период еще и остаться без работы!
Сзади раздались шаги, и на кухню зашел Лева.
– От мамы тебе привет, – сказал он, выбрасывая в ведро упаковку от журнала, – приезжала вчера вечером, чай тут с ней попили, в холодильнике, кстати, еще остался торт.
– Что же ты сам не помыл посуду? – спросила Наташа, испытывая громадный прилив счастья оттого, что так благополучно удалось избежать всего, что она себе только что напридумывала.
– Как ты узнала? А, чашки стоят не на месте! Да не уследил за ней: пока отвечал на твой звонок, прихожу, а она уже все помыла и убрала.
Как же хорошо было дома. После пережитого волнения даже мысль о ребенке казалась не такой уж ужасной, и Наташа пообещала себе, что на этой неделе обязательно выберет время для посещения женской консультации.
В понедельник оказалось, что Леша подал заявление на увольнение.
– Что так? – спросила его Наташа при встрече.
– Предложили место лучше и денег больше, – ответил он.
– Понятно. Удачи тебе на новом месте.
– Спасибо, – отозвался Леша.
На неделе Наташа одна выехала на небольшую проверку в область, из-за чего снова не попала на прием к врачу. Перед ее отъездом они с Левой даже поругались из-за этого, но Наташа поклялась ему, что сделает все, как только вернется.
На следующий день после того, как она вернулась из командировки, на работу пришел Леша за окончательным расчетом, и Наташа не сразу догадалась, что маленькая девочка, обследующая ящики его стола, его дочь. Она вдруг так напомнила ей саму себя в детстве, будто увидела себя маленькую – большеглазую, живую, подвижную, даже стрижка у нее была точно такая же. Потом Леша, присев на корточки, с трогательной заботой надевал ей на голову шапку и застегивал шубку, пытаясь одновременно с этим удержать вертящееся в разные стороны маленькое тельце. Аня – прекрасное имя, снова подумала Наташа, и ведь Лева тоже будет замечательным отцом и так же трогательно будет застегивать пуговицы на детской шубке.
Следующим утром она отправилась в консультацию и сделала все необходимое. Результаты обследования стали известны через несколько дней – все было нормально, она была вполне здорова для того, чтобы беременеть и рожать.
– Значит, допиваешь свои таблетки, – с воодушевлением заявил Лева, когда узнал об этом, – и начинаем зачинать!
Наташа с нежностью посмотрела на него – приятно, когда мужчина так во всем уверен.
Но таблетки кончились, а они еще две недели после этого не могли приступить к реализации задуманного, потому что сначала у Наташи два дня болела голова, потом она отравилась, после этого пришлось еще на пару дней выехать в область для консультации.
– Знаешь, еще чуть-чуть, и я начну думать, что ты вообще не хочешь детей, – наконец не выдержал Лева.
Наташе самой было обидно, что все эти неприятности навалились на нее именно тогда, когда она сама наконец ощутила себя в состоянии разделить устремления мужа, но к счастью, все дела и недомогания остались позади, и свершилось то, к чему они так долго шли. Наташа хотела было встать с постели и как всегда пойти принять душ, но Лева остановил ее.
– Надо полежать какое-то время, – сказал он и, придвинувшись к ней, любовно и бережно провел ладонью по ее плоскому животу.
Наташа лежала и чувствовала, что в ней происходит что-то страшное. Если ее цикл не сбился во время приема таблеток, то сейчас как раз должен был быть период овуляции.
– А если бы я и правда не хотела детей? – вдруг спросила она Леву.
– Тогда мне пришлось бы поискать другую жену, – спокойно сказал он.
– Вот так просто? – повернулась она к нему.
– Может, и не просто, но от себя ведь все равно никуда не денешься.
Наташа встала и пошла в ванную.
Посмотрела на себя в зеркало. Порадовалась, что хорошо выглядит. И кафель для ванной она все-таки подобрала очень правильный – освещение замечательное. А потом включила воду и, присев на край ванны, расплакалась.
В понедельник она выехала в очередную командировку с новой напарницей – снова направлялись в Томск.
Олеся пыталась о чем-то расспрашивать ее до тех пор, пока Наташа не сделала вид, что спит. Тогда та включила музыку – концерты симфонического оркестра, которые Наташа никогда не любила и предпочла бы скорее обойтись совсем без музыки, чем слушать такое. И все-таки она продолжила притворяться спящей, чтобы не говорить с Олесей, благо, хоть музыка играла не слишком громко.
Может, самой наконец сдать на права? – подумала она. Насколько с этим облегчилась бы ее жизнь! Хотя какие ей сейчас права, вспомнила она тут же, скоро будет совсем не до обучения езде на автомобиле. Или она все-таки успеет выучиться до родов?
Наташа так старательно делала вид, что спит, что и в самом деле уснула. Проснулась, когда они уже въезжали в город, открыла глаза, оглянулась.
– Пообедаем? – спросила она Олесю.
– Конечно! Что же мы, голодные, что ли, работать будем! – отозвалась та.
– Предлагаю сходить в «Вечный зов».
Олеся фыркнула.
– «Вечзов» – китч для приезжих! Я знаю отличное место, сама увидишь, там гораздо лучше, чем в твоей дешевой забегаловке.
– Останови машину, – сказала Наташа.
Олеся быстро глянула на нее.
– Ты уверена, что хочешь этого? – фыркнула она.
Наташа щелкнула дверным замком и открыла дверь на ходу. Олеся вильнула в сторону.
– Дура! – если не испуганно, то уж точно взволнованно воскликнула она и наконец-то припарковалась. – И барахло свое забирай!
– Обязательно, – отозвалась Наташа, выходя из машины.
Не успела она вытащить свою сумку и хлопнуть крышкой багажника, как Олеся рванула с места, обдав ее теплым запахом выхлопных газов. Оставшееся время командировки они виделись исключительно на работе.
Все остальное шло своим чередом: встречи с друзьями, прогулки по заснеженному городу, посещение полюбившихся мест. Даже от кофе Наташа не отказалась, хотя беременным вроде бы не рекомендовалось его пить, но она делала вид, что к ней это пока не относится, и будто назло всем выпивала две или три чашки в день.
Возвращаясь в номер, звонила Леве, и тот обязательно просил ее показать ему свой живот, так что спустя несколько дней Наташе начало казаться, что от нее осталась только эта часть тела. Это вызывало в ней легкое раздражение, но умилительное выражение на лице Левы служило некоторой компенсацией за переживаемый дискомфорт.
Еще было рано ждать каких-то результатов, но она все равно купила три теста на беременность и использовала один из них. Рассматривала его под самым ярким светом, какой только нашла в номере, но не обнаружила даже следа второй полоски. С трудом удерживала себя от того, чтобы не использовать еще один – вдруг этот оказался бракованным или она сделала что-нибудь не так?! – и все-таки дотянула почти до конца командировки, когда вдруг за один вечер не смела за раз три порции малосольной рыбы, а утром проснулась от того, что ее тошнит. Кинулась в ванную, лихорадочно подсчитывая в уме, сколько дней осталось до менструации, поняла, что все сроки давным-давно вышли, а это значит, что теперешний тест должен был отразить реальное положение вещей.
И снова – одна яркая полоска и ни тени рядом.
В последний день командировки они все-таки снова поцапались с Олесей, и домой та уехала без нее. Наташа собралась было ехать на автовокзал, но подумала и осталась в Томске еще на ночь.
Выйдя на следующий день из автобуса в Новосибирске, она вдруг поняла, что не хочет возвращаться на свою работу, где ей снова придется увидеться со вздорной коллегой и с придирающейся начальницей. И возвращаться к Леве она тоже не хотела. Вдруг пришла в голову мысль, что можно поговорить с Лешей – вдруг в его новой компании нашлось бы место для нее?
Она тут же достала телефон и набрала его номер.
– Да, – почти сразу же отозвался он.
– Привет, – сказала она. – Мне надо встретиться с тобой, чтобы поболтать насчет работы. И не только насчет работы, – вдруг добавила она.
– Я тоже хотел с тобой поговорить, – неожиданно сказал он.
– А у тебя что случилось?
– Да… Расхожусь с женой. Нужен трезвый взгляд со стороны.
– Ты же говорил, что никуда не денешься от своей семьи.
– Моя семья – это дочь, и с ней мы точно никуда друг от друга не денемся. А жена… Долгая история, при встрече расскажу.
– Где и когда встретимся?
– А ты знаешь, что владелец «Вечного зова» открыл ресторан и в нашем городе?
– Конечно. Там?
– Через два часа нормально?
– Договорились, – сказала Наташа и положила трубку.
Наконец сердце снова очень отчетливо и ровно билось в груди, а в мыслях стало светло и спокойно. Первый раз за последние дни она вдохнула свободно, будто до этого что-то мешало ей это сделать. Расправила плечи, подхватила свою сумку и отправилась ловить такси, подумав, что надо будет выбросить третий неиспользованный тест на беременность.

 

Твитнуть

 

Читать другие рассказы

Странный день

Осень когда-нибудь кончится

Храню тебя на память

Между трех сосен

Читать рассказы

12 Комментарий Никуда не денешься

  1. Лора

    Интересный поворот событий) Хотя женщина, которая не хочет детей – это такая редкость, но один такой экземпляр встречался на моем пути!! Правда, родила сына и счастлива безумно! Теперь не представляет своей жизни без своего ребеночка))
    А что касается новых впечатлений от жизни… то это порой бывает опасным…Иногда эти “пробы” неизведанного приводят к непредсказуемым результатам, хотя без проб и ошибок было бы совсем скучно)) Вообщем, как всегда- противоречива человеческая душа!!!По крайней мере моя!!!
    Спасибо тебе за твои рассказы!!! Я их с удовольствием читаю, и чувствую, как они проникают в душу и часто ловлю себя на мысли, что у меня ведь тоже есть рассказы на похожие темы…)
    Но я пока еще как-то неуверенно чувствую себя в роли “рассказчика”… Стихи мне как-то ближе…
    Буду обязательно читать все твои рассказы, постепенно, не торопясь…
    Вдохновения тебе и творческих успехов!!!

    • Хуторная Елена

      Я бы сказала, хорошо, когда женщина так уверена в своем решении, а то ведь часто самой хочется одного, а то, что твердят все вокруг, заставляет сомневаться и даже следовать тому, как принято. Но вообще так ведь не бывает, чтобы все хотели одного и того же, поэтому и женщины не все хотят детей – это нормально ))) Главное, понимать это за собой и не пытаться быть тем, кем ты не являешься.
      Насчет ярких впечатлений тоже согласна – нельзя жить только ими, хорошо, когда в жизни находится какой-то другой смысл.
      Вообще этот рассказ был для меня экспериментом в своем роде, поэтому я рада, что и в нем нашлись интересные мысли, и вообще спасибо тебе, Лора, за интерес к моему творчеству, для меня так ценно, что они находят отклик в тебе, человеке, безусловно, интересном и творческом!
      И как ты рассказываешь, мне тоже нравится, а то, что тебе кажется, что тебе опыта не хватает – так это же со временем приходит ))) И стихи твои всегда ведут за собой, такие светлые и проникновенные! Желаю тебе, чтобы и у тебя вдохновение не иссякало, и спасибо тебе еще раз!

  2. Виолета

    Еще одна неожиданная развязка :-) Насколько же мы не свободны в выборе! Редко когда человек поступает так как ему хотелось бы, внешние условности и обязательства очень часто значительно сильнее и приходится им следовать. И женщины, как правило, более зависимы. За редким исключением.

    • Хуторная Елена

      Да, так и есть, все мы держимся за что-то, привязаны к чему-то даже тогда, когда в этом уже нет необходимости, и это непросто бывает осознать. Рада, что развязка была не совсем предсказуемой, спасибо, Виолета! )))

  3. Зоя

    Сложно встретить в жизни человека, с которым бы было тепло, комфортно и понятно все без слов. Чаще соглашаются на спокойное, обеспеченное сожительство,прилично выглядящее со стороны и принимаемое за любовь. Поэтому и менять в жизни ничего не хочется и счастливы что это есть. Но когда встречается тот самый, с которым и слова не нужны, то в душе просыпаются совсем другие чувства и хочется испытать уже все, в том числе и материнство. Хороший рассказ. Неожиданность только в том, что двое нашли друг друга и при этом не побоялись изменений в своей жизни, чтобы встретиться и быть вместе.

    • Хуторная Елена

      Да, не надо бояться. И про сожительство вы так верно сказали – понятно, что вместе живут люди не чужие друг другу, но как часто это бывает совсем не то, чего хотелось когда-то. А потом уже и перестает хотеться. Так что это верно – не надо бояться. Спасибо, Зоя!

  4. Vasiliy

    Есть авторы, которых просто интересно и приятно читать, даже если тема не твоя…:) Спасибо!

    • Хуторная Елена

      Спасибо Вам, Всилий! Действительно есть такие авторы ))))

  5. Евгения

    Замечательный рассказ! Не могу сказать, что развязка стала для меня неожиданной. Навязанные мнения, желания,взгляды в конечном итоге всегда встречают сопротивление и отпор. Иллюзия счастья, благополучия и комфорта рано или поздно рушится. Кто то продолжает жить смирившись, опустошившись, устав, но поддерживая иллюзию удовлетворённости. А кому то достаёт силы и ума сделать шаг на встречу своему счастью.
    Лена, эксперимент удался на славу! С чем я вас и поздравляю!

    • Хуторная Елена

      Да, Евгения, очень верно Вы подвели итог, так все и бывает – или вырываешься из всего, что на тебя давит, или так и продолжаешь чахнуть непонятно ради чего. И здорово, если получается все изменить ))) Спасибо! Рада, что Вам понравился рассказ! )))

  6. Наталья

    Леночка, целая жизнь в одном рассказе. Пока читала, столько себе додумала.
    Это сложно, жить так, как хочется тебе. А самое сложное, не сразу понимаешь, что ТЕБЕ нужно. Привычка, общепринятые мнения, стереотипы поведения – все имеет над нами власть.
    Спасибо, заставили задуматься над многими вещами в собственной жизни.

    • Хуторная Елена

      Да, Наталья, так и есть, трудно искать себя под ворохом всего наносного и здорово, когда все же это удается… Спасибо, рада, что Вам понравился рассказ.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>