Жизнь семейная

         р о м а н
  


  

Радость, любовь, ссоры, раздражение, гнев, чувство вины, страсть, нежность – их не избежать, когда живешь в семье. И что бы ни случилось, рядом всегда находится человек, с которым ты делишь все это. В один момент ты счастлив оттого, что он рядом, в другой готов проклинать все на свете, иногда тебе кажется, что это и есть тот единственный, с которым ты проживешь остаток жизни, а в другое время ты становишься уверен, что больше ни секунды не вытерпишь его присутствие. Что перевесит? Удастся убедить себя, что счастье снова почувствовать себя свободным ото всех обязательств, стоит потери человека, ставшего родным?

 
Купить книгу в формате .doc
Купить книгу в формате .fb2
Купить книгу на XinXii
 
 
Если у вас возникнут трудности с оплатой книги на сайте, обращайтесь напрямую ко мне, пишите по адресу – spring625@yandex.ru
Мы всегда найдем удобный для вас способ передать вам книгу.

  
Начало
  
Алина проснулась около одиннадцати, сладко потянулась и раскинула руки на кровати. Наткнувшись на подушку мужа, отодвинула ее в угол, и в душе радостью отозвалась мысль о том, что до понедельника она одна дома: Коля после автомобильной выставки задержался на выходные в Питере, Соня с бабушкой на даче. Опять подумала, что так и не купила маме подарок по случаю ее выхода на пенсию да и Соне пора бы присмотреть что-нибудь к ее скорому трехлетию, но займется она этим не сегодня, потому что на вечер у нее запланирована встреча с Никитой.
При воспоминании о Никите радости слегка поубавилось: вот уже несколько месяцев он омрачал их с Алиной отношения уговорами оставить семью и выйти за него замуж. И что только ему неймется? Молод, свободен, встречается с молодой красивой женщиной, которая ничего от него не требует – да столько мужчин могло бы только мечтать о такой жизни! Алина поморщилась.
Из открытого окна донеслись крики стрижей и пахнуло ароматом свежеиспеченных оладьев. Алина с удовольствием втянула в себя вкусно пахнущий воздух, после чего встала с постели, умылась, отправилась на кухню. Порезала зелень, добавила ее в чуть подсоленный творог, перемешала все, выложила на тарелку. Заварила зеленый чай. Позавтракала.
Сложив грязную посуду в посудомойку, прошла на свое рабочее место в зале у окна и следующие несколько часов отвечала на письма, просматривала новости, делала кое-какие наброски по работе и думала над тем, как убедить генерального увеличить бюджет ее отдела маркетинга для начала хотя бы на несколько ближайших месяцев. Потом снова потянулась и встала из-за стола – опаздывать на встречи, пусть даже грозящие снова испортить настроение, было не в ее правилах.
И все-таки она медлила, собираясь на встречу с Никитой. Долго перебирала платья и юбки, не могла выбрать, чем накрасить губы, какие надеть туфли, и волосы, сколько она их не мучила феном и расческами, упорно отказывались ложиться, как нужно. Вышла из дома неудовлетворенная собственным видом, внутренним состоянием и мучимая смутным ощущением несовпадения происходящего с ее истинными желаниями. Надо было бы остановиться, чтобы не усугублять ситуацию, но Алина уже была одета и готова выходить, к тому же сильно сомневалась, что смогла бы объяснить ждущему ее Никите, почему у нее не получится приехать. По всему оказалось проще не сопротивляться сложившимся обстоятельствам и, пусть без особого энтузиазма, следовать первоначальному плану.
Уже выехав из дома и остановившись перед красным светофором, Алина встряхнулась, пытаясь поднять себе настроение, посмотрела на себя в зеркало, и хотя ей опять не понравилось то, что она увидела, улыбнулась себе. Молодой человек за рулем автомобиля, притормозившего рядом, быстро взглянул на нее, тут же отвернулся и сохраняя все тот же равнодушный вид провел рукой по волосам, поправляя их, а через секунду зачем-то сделал звук автомагнитолы погромче. Алина усмехнулась и подумала, что пожалуй, она к себе придирается.
Когда она зашла в квартиру Никиты и увидела за его спиной накрытый стол с фруктами и бутылкой вина, красный диван, казавшийся ей когда-то таким уютным, поняла, что не хочет оставаться у него ни секунды.
– Пойдем куда-нибудь, – сказала она.
Никита посмотрел на нее удивленно.
– Да-да, это против правил, – с легким раздражением отозвалась она, – но настроение сегодня какое-то дурацкое, не хочу сидеть в четырех стенах.
Никита переоделся в джинсы и футболку, и они вышли на улицу.
Погода стояла чудесная, желающих прогуляться в этот субботний день было немало, и они долго не могли найти более-менее уединенное место в парке. В конце концов Алине надоели их метания, и они устроились в одном из уличных кафе. Как только они сели за столик, она поняла, что все, чего ей хочется сейчас, это выпить чашку хорошего кофе и, сидя в начинающем темнеть воздухе, наблюдать за проходящими мимо людьми. К счастью, Никита рассказывал о чем-то, не требующем ее исключительного внимания, и на какое-то время она целиком сосредоточилась на себе, наблюдая за своим странным, непривычным для нее состоянием апатии.
Никите было двадцать пять, и он был на шесть лет моложе ее. Помимо его молодого сильного тела и запаха мыла, исходящего от него и вызывающего в ней ощущение трогательной чистоты и невинности, ей всегда нравилась легкость, с которой он шел по жизни и с которой так давно распрощалась она сама, ее муж, который был старшее ее на восемь лет, и все их окружение, состоявшее по большей части из ровесников ее и Коли. Приятно было вспоминать то время, когда казалось, что все еще успеешь, и было непонятно, зачем Никита так торопится расстаться со своей беззаботностью, навесив на себя семейные обязанности. В последнее время это стало его навязчивой идеей, и Алина не сомневалась, что несмотря на его легкомысленный тон, рано или поздно он снова заговорит об этом, а ей придется делать вид, что она не воспринимает его слова всерьез, и переводить все в шутку. Сначала эти разговоры развлекали ее, но чем дальше, тем больше начинали досаждать, потому что грозили помешать их легким, необременительным отношениям.
– Я женюсь, – наконец сказал Никита.
Ну вот, она не ошиблась – началось.
– На ком на этот раз? – со скучающим видом спросила она, помешивая ложечкой в чашке.
Кофе в этом заведении был отвратный, так что кофейная пара годилась разве только для того, чтобы чем-то занять руки.
– Мы с ней работали вместе, – ответил Никита, – когда-то даже встречались, потом расстались. А пару месяцев назад столкнулись снова, и сразу завертелось все. Вчера я сделал ей предложение, и она согласилась.
После этой новости с Алины махом слетела вся ее скука и меланхолия.
– Когда свадьба? – с внезапно проснувшимся интересом спросила она Никиту.
– Через месяц – вчера мы подали заявление.
Алина вспомнила накрытый стол и уютный диван за спиной у Никиты – все было явно рассчитано на то, что она останется на ночь.
– И когда ты собирался сказать мне об этом? – поинтересовалась она.
– Сегодня, наверное, – ответил Никита, – или завтра. Не знаю, как получилось бы.
Вот ей всегда нравилась в нем эта непосредственность! Алина вдруг поняла, что ее настроение стало гораздо лучше, более того, теперь, когда ей больше не грозили неприятные осложнения отношений, она снова почувствовала влечение к нему.
– Ну что ж, мой хороший, – улыбнулась она, – счастливой тебе семейной жизни.
– Ты правда рада за меня? – спросил он.
– Еще как! – ответила Алина, подумав, что на самом деле рада не столько за него, сколько за себя.
– Так теперь пойдем ко мне?
– А как же невеста? – еще больше развеселилась она.
– А какое это имеет к ней отношение?
– Ты и после свадьбы планировал встречаться со мной?
– Ну нет, после свадьбы уже будет нельзя, – отозвался он.
– А сейчас можно?
– Ага, – как ни в чем ни бывало согласился он.
Алина рассмеялась.
– Ну что ты смеешься? – спросил он тоже улыбнувшись.
Она часто ловила себя на желании в разговоре с ним начать фразу со слов: «Когда мне было столько же, сколько сейчас тебе…», – но всегда останавливала себя. Остановилась и на этот раз.
– Знаешь, что-то сегодня мне хочется побыть одной, – сказала она. – Ты иди, а я еще посижу тут.
– С тобой точно все нормально? – спросил он.
– Точно, мой хороший, точно, – ласково сказала она. – Иди. Пришлешь мне потом фотографии со свадьбы.
– Я позвоню, – пообещал он.
– Позвонишь, – согласилась она. – Конечно, позвонишь.
Теперь уже не без удовольствия она дала ему поцеловать себя на прощание, и когда Никита ушел, порадовалась про себя, что им удалось завершить их отношения даже раньше того момента, когда пришло осознание, что настала пора это сделать. Она не любила выяснения отношений, которыми часто сопровождались прощания, но Никита все-таки не зря ей нравился – с ним всегда было легко.
Она откинулась на спинку стула, на котором сидела, и снова потянулась, прогнувшись в спине и довольно сощурившись на сверкнувшее между деревьями заходящее солнце. Теперь дышалось куда свободнее и с гораздо большим удовольствием, чем перед встречей с Никитой. Надо будет отдохнуть от всех отношений, может, съездить куда-нибудь? Соню наконец-то можно оставлять с мамой, Коля, она была уверена, тоже будет не против пожить один. Надо будет подумать, куда лучше поехать.
Кстати, о маме и о Соне: надо все-таки присмотреть им подарки.
Через несколько минут Алина оставила свой невкусный, едва пригубленный кофе и вышла из кафе. Оглянулась, вспоминая, какие торговые центры есть поблизости. На глаза тут же попалось высокое здание, увешанное неоновыми вывесками – туда-то и направилась. Хорошо, что все магазины работали теперь почти круглосуточно: чем поход за покупками не достойная замена свиданию с любовником?
Мобильный телефон пикнул, оповещая о пришедшей смс-ке. От Никиты. «И все-таки давай встретимся на днях, у меня или еще где-нибудь, угощу тебя обедом. Позвони мне». Переживает. Он вообще никогда не скрывал своих чувств и не пытался выглядеть хладнокровным мачо из страха навредить своей мужественности – редкое и очень ценное качество для мужчины.
Пересекая широкую площадку перед торговым центром, Алина принялась набирать ответ. «Не знаю, смогу ли выбраться…», – начала она, но тут же поняла, что такой ответ не годится, потому что Никита знал, что она будет свободна все выходные да и в будние дни найти время для встречи для нее почти никогда не было проблемой. Она задумалась что ему написать, чтобы не встречаться с ним, но при этом не выглядеть ни резкой, ни обиженной, и со всего маху налетела на что-то большое и твердое, больно ударившись грудью и чуть не свернув запястье.
– Твою мать! – не сдержалась она, обнаружив, что налетела на мужчину, который теперь еще и улыбался, глядя на нее сверху вниз. – А обойти никак нельзя было?
– Надеялся использовать наше столкновение в качестве повода для знакомства, – отозвался он.
– У меня уже есть муж и любовник, а вы кем намереваетесь мне стать? – резко спросила Алина.
– Учитывая то, какой озабоченный вид у вас сейчас был, может, стоит поменять и того, и другого на кого-то третьего?
– Вероятно, на вас!
– Почему бы нет?
– Не слишком ли серьезная заявка?
– Не преувеличиваете ли вы сложность задачи?
Он все так же улыбался и, кажется, никуда не торопился, и Алинино раздражение вдруг сменилось любопытством.
А ведь хорош, даже слишком. Скорее старшее ее, чем моложе, высокий, подтянутый, почти красивый, что чаще даже лучше самой красоты, уверен в себе. Алина не любила таких – слишком много самоуверенности, претензий и проблем.
– Знаю место, где угощают превосходным кофе, – сказал он, – и предлагаю не тратить время на пререкания, потому что все равно вы свободны сегодня вечером так же, как и я.
Алина открыла было рот, чтобы возразить, но кофе и правда хотелось, а одна она точно не пошла бы его пить, да и вечер грозил закончиться как-то слишком уныло – даже подругам не о чем было бы рассказать. Для того, чтобы выпить чашку кофе и развеять скуку перед тем, как поехать домой, этот тип вполне годился.
– Сергей, – представился ее новый знакомый, беря ее под руку и направляя в ближайший переулок.
– С чего вы взяли, что мне интересно, как вас зовут?
– Но вам же надо будет как-то называть меня, когда вы будете рассказывать обо мне своим приятельницам.
Алина не удержавшись рассмеялась его неожиданной прозорливости.
– А где же ваши жена и любовница? – спросила она скорее для поддержания разговора, чем в стремлении получить правдивый ответ.
– Жена уехала на юга, а с любовницей мы поссорились, – ответил он неожиданно искренне.
– И вы решили заменить их кем-нибудь третьим?
– Нет, честно говоря, я и от этих двух с удовольствием избавился бы.
– Зачем же вам я?
– Вы, наверное, не поверите, но мне просто захотелось выпить кофе, а один я это делать не люблю. Прошу.
Они подошли ко входу в ресторан, и Алина поняла, что никогда не бывала здесь ранее, хотя знала почти все заведения в городе. Пройдя через увитый зеленью портик, они очутились в помещении, отделанном темным деревом и подсвеченным коваными лампами, в которых горел живой огонь, однако в нем не остались, а пересекли почти пустой зал и снова вышли на улицу – на такую же увитую зеленью террасу, с теми же кованными лампами и пляшущим пламенем в них. Уже было по-вечернему прохладно, со стороны улицы приятно веяло ночной свежестью, и, как ни странно, не было видно ни одного комара, ни одного мотылька, которые обычно слетаются на огонь.
Алина устроилась за столом и снова посмотрела на своего спутника.
– Так почему вы решили, что я соглашусь пойти пить с вами кофе?
– Я не решал. Просто у вас был такой вид…
– Какой?
– Будто вы куда-то собирались, но мероприятие сорвалось. Знаете, этакая Золушка без кареты. По-моему, в этой обстановке, – он обвел глазами помещение, – вы более уместны, чем на подступах к торговому центру.
– Может, я шла за подарком перед тем, как отправиться на чей-нибудь день рождения.
– Вы не похожи на тех, кто покупает подарки в последний момент. Вы ведь не шли за подарком?
– Шла, – сказала Алина. – Но день рождения действительно не сегодня.
– Ну вот видите, – Сергей удовлетворенно откинулся на спинку скамьи.
Алина чувствовала досаду из-за того, что ее читают как открытую книгу. Это раздражало, нервировало и хотелось захлопнуться перед этой незваной проницательностью, но в то же время она ощущала желание самой разобраться в этом человеке, что было бы невозможно, если бы она отгородилась от него. Ради удовлетворения своей прихоти пришлось смириться с тем, что он и дальше будет вытаскивать на свет то, во что она сама никогда не стала бы его посвящать, однако, к счастью, особых вспышек ясновидения больше не последовало. Взяв в руки меню, она вдруг поняла, что голодна, и решила поужинать, а ее новый знакомый немедленно поддержал ее в этом. Еда была очень вкусной, кофе действительно подали отменный, Сергей оказался приятным собеседником, так что к концу вечера Алина окончательно расслабилась, и когда после ужина он сообщил ей, что теперь они поедут на море, спорить не стала. Стало интересно посмотреть, чем закончится этот странный вечер.
Через полчаса они оказались на яхте, которая мерно покачивалась на волнах у причала яхт-клуба среди таких же белых стремительных силуэтов. Сергей показал Алине, как спуститься в небольшую уютную каюту, после чего последовал за ней, открыл бутылку вина, разлил его по бокалам, один из них подал Алине, из другого отпил сам и сел рядом с ней. Просто сел. Было непохоже, что он преследует какие-то иные цели, кроме как просто скоротать вечер со случайной знакомой за бокалом вина и светской беседой. Неужели даже не поцелует? – наконец-то удивилась Алина. Поцеловал. То ли вино подействовало, то ли он действительно отлично целовался, но было очень хорошо, так что останавливаться не захотелось.
Когда Алина возвращалась утром на такси к своей машине, которая так и простояла всю ночь у дома Никиты, ей было немного не по себе: не оставляло чувство, что ею воспользовались – до того просто у этого Сергея получилось заполучить ее. И дело было не в том, что она была сторонницей долгих ухаживаний, а в том, что обычно она сама выбирала, кого к себе подпустить и как долго около себя держать. Этот же ее случайный любовник сделал все так, как хотел он сам, не считаясь и не слишком интересуясь ее собственными желаниями, видимо, полагая, что его общество должно априори сделать счастливой любую представительницу женского пола. Алине было с ним хорошо, но, пожалуй, она не задумываясь отмотала бы время к моменту их встречи и в этой новой версии отказалась бы пойти с ним пить кофе.
Она открыла дверцу своей машины и села за руль. После возвращения в привычную жизнь стало намного легче, хотя в глубине души все еще кололо острой иголкой уязвленное самолюбие. Надо будет занять себя чем-нибудь днем, подумала она, уезжая со стоянки, позвонить Кристине и Алёне – давно с ними не встречалась. Правда, теперь Алина была не уверена, что захочет рассказать им о своем случайном знакомом.

Кристина всегда испытывала легкое чувство неполноценности, когда видела идеально счастливые семьи, подобные этой, потому что у нее самой так и не получилось создать такую. Нет, в целом все было неплохо: муж, дочка, квартира, две машины, родительская дача – все это было ценно и любимо, но как-то… без энтузиазма. Всегда приходилось напоминать себе, что есть за что благодарить судьбу, и Кристина, конечно, благодарила, но как будто только из чувства долга, а не потому, что действительно ценила то, что имела. В семейной жизни ей не хватало того, что было у этой пары: ощущения целостности, связанности, безоговорочной преданности друг другу.
Лена всегда нравилась Кристине: сдержанная и рассудительная, очень приятная в общении, не красавица, но с шармом – она была ведущей популярной передачи на местном телеканале. Ленин муж был симпатичным брюнетом, обладателем легкого характера и отличного чувства юмора, профессионально занимался фотографией. Вместе с женой они чем-то очень выгодно, хотя и неуловимо оттеняя и дополняя друг друга, казались просто эталоном супружеского счастья. И дети у них были такие же идеальные, как они сами: умытый смышленый мальчик лет десяти и девочка-конфеточка, милая и кокетливая.
Приехав в очередной раз к ним домой, Кристина, как обычно украдкой наблюдая за их бытом, быстро постригла и уложила волосы Лене, которая торопилась и сразу после стрижки, поцеловав на прощание мужа, куда-то умчалась вместе с детьми. После этого настала очередь Саши, который тоже с некоторых пор начал пользоваться Кристиниными услугами. Волосы у него были густые и приятные на ощупь, а он сам как всегда не дал ей скучать за работой, рассказывая про свои фотосъемки в Чехии, откуда недавно вернулся.
– Ты такая умница, – сказал он, глядя на ее отражение в зеркале, когда она закончила.
Кристина знала, что он говорит это без всякого тайного умысла – ему просто нравилось делать приятное людям и смотреть, как на их лицах, благодаря ему, появляются улыбки. И все-таки подняв на него глаза и встретившись с его взглядом, она начала медленно краснеть.
– Да конечно уж, – сказала она, быстро отведя взгляд и начав собирать свои вещи, чтобы на что-то отвлечься.
– Нет, правда! В моей жизни не было лучшего парикмахера, чем ты.
Кристина, злясь на себя за свое неожиданное смущение, посмотрела на него с легкой насмешкой.
– Кстати, – продолжил Саша, – один мой знакомый замучил меня вопросами, у кого я стригусь. Дашь свой телефон, чтобы я мог передать ему?
– Конечно, – отозвалась Кристина: новым клиентам она всегда была рада.
Через несколько минут она покидала дом Лены и Саши со страстным желанием что-нибудь изменить в своей жизни, которое в ней всегда вызывала встреча с этой семьей. Жаль только, что она как обычно не имела ни малейшего представления, как это можно было бы сделать.
Костя с Ксюшей, которую он в тот день забирал из садика, уже были дома, и хотя оба были голодные, все равно ждали ее, чтобы она приготовила гарнир к мясу. Интересно, Саша тоже ждет жену, чтобы та приготовила и подала ему ужин? В это с трудом верилось.
Кристина поставила разогревать в микроволновку замороженные овощи, загрузила в посудомойку грязную посуду и начала накрывать на стол. Ксюша в это время сидела с ней на кухне и рассказывала, как прошел день, Костя тут же смотрел новости по телевизору.
– Как дела на работе? – спросила Кристина мужа, когда Ксюша отвлеклась на рекламу.
– Нормально, – сказал он, не отрывая глаз от телевизора.
– Что нового?
– Да по-старому все…
– Я сегодня была у клиентки, у них телевизор подвешен на кронштейне под потолком. Может, и мы у себя сделаем так же?
– Зачем? Чтобы он однажды упал кому-нибудь на голову?
– С чего он упадет, если его правильно прикрепить? Зато если бы мы подвесили его, на столе освободилось бы столько места!
– По-моему, места и так вполне достаточно, – возразил Костя, и Кристина замолчала, больше не в силах вести этот бессмысленный разговор, так похожий на все остальные разговоры, которые ни к чему и не приводили.
Ужин прошел за просмотром детективного сериала, который начался сразу после новостей. Кристина, полагая, что хотя бы двадцать минут в день они должны проводить все вместе, удержалась от того, чтобы почитать за едой книгу или уйти в комнату к компьютеру и зайти на парикмахерский форум, зато Костя, закончив пить чай, вовсе не счел нужным подождать, пока жена с дочкой съедят свой десерт, а сразу встал и пошел в зал. Кристина с трудом подавила в себе желание высказать ему свое недовольство. Наверняка в нормальных семьях все совсем по-другому, подумала она, моя посуду и невольно представляя себе Лену и Сашу: за ужином они наверняка весело шутят, обсуждают новые идеи жены, очередную поездку мужа за границу, успехи детей в школе…
Увлеченная этими мыслями, Кристина промахнулась, когда ставила на полку солонку, отчего та упала на стоящее на столе блюдо, наделав много шума и усыпав все вокруг мелкими белыми кристаллами. Кристина чертыхнулась: она так устала и ей так хотелось добраться наконец до своей кровати, что одна только мысль, что ей сейчас придется еще и собирать рассыпанную везде соль, доставляла невыразимые мучения.
На шум пришел Костя, увидел, что ничего смертельного не случилось, и уже собрался идти обратно в комнату, даже не сделав попытки помочь жене, но вдруг вспомнил:
– Кстати, у нас на работе намечается корпоратив на природе на следующей неделе, хочешь поехать?
– На выходных? – спросила Кристина.
– Ну да.
– Нам Ксюшу оставить не с кем.
– А твоя мама?
– Она же уехала отдыхать.
– Надолго?
Кристина не стала ему напоминать, что они всего несколько дней назад говорили на эту тему, и она подробно рассказала, куда и на сколько уехала Тамара Александровна. Кинув на него раздраженный взгляд, она полезла в нижний ящик за щеткой и совком.
– Давай возьмем Ксюшу с собой, – предложил Костя.
– Чтобы она там смотрела на пьяные выходки твоих коллег? Нет уж, езжай один.
– А ты не против?
Конечно, она была против – они уже сто лет никуда не ездили вместе! Но не пустить его она не могла, а сам он, конечно, не отказался бы от поездки. А вот Саша наверняка никуда без Лены не ездит, и наверняка они отдыхают всей семьей. И выходные проводят вместе. И романтические вечера со свечами и шампанским устраива… Все, хватит. Нужно было поскорее доделывать все дела, укладывать спать Ксюшу и самой идти наконец в постель, чтобы хоть немного отдохнуть перед завтрашним днем, который обещал быть не менее насыщенным, чем сегодняшний.
Перед тем, как идти ложиться спать, Кристина заглянула в зал, где все еще сидел Костя.
– Спокойной ночи, – пожелала она и уже собралась уходить, как он оторвал голову от журнала.
– Как насчет…? – спросил он, поиграв бровями и скосив глаза в сторону спальни.
– Только не сегодня, – сморщилась Кристина.
– Что так?
– Очень устала.
– Ты всегда устаешь.
– Потому что много работы.
– Может, тебе поменьше работать?
На эту тему они тоже говорили уже тысячу раз. Кристина три года просидела в декретном отпуске, воспитывая ребенка, варя борщи и поддерживая мужа, который все это время практически жил на работе и в командировках, добиваясь повышения в должности и увеличения зарплаты. В садике мест не было, а позволить себе нанять няню они не могли, поэтому только после того, как Костю наконец-то назначили на новую должность, а Ксюша начала ходить в садик, Кристина смогла снова заняться своей карьерой. В салон, где она работала до беременности, она возвращаться не хотела и потому решила работать на себя, но только этой весной, когда Кристина сама купила себе машину, она поняла, что наконец-то ее деятельность начала приносить желаемую отдачу. Это также чувствовалось и по поведению клиентов, многие из которых стали постоянными и к тому же охотно рекомендовали ее своим друзьям. Дело, пусть и маленькое, набирало обороты, и видя это, Кристина испытывала такое воодушевление, которое она, насидевшись дома и преодолев трудности становления этого дела, теперь уже ни на что не променяла бы. Следующей ее целью было открыть собственную парикмахерскую – ведь не всегда же мотаться по городу – так что настрой был вполне однозначный: продолжать работать и зарабатывать.
Однако Костя был другого мнения и даже саму ее профессию воспринимал как что-то несерьезное. Однажды она попыталась сказать ему сколько она зарабатывает, так он начал ее убеждать, что она наверняка посчитала неправильно, потому что так много, на его взгляд, просто не могло быть. Припомнил и износ машины, и расходные материалы, и плату за многочисленные мастер-классы и обучения, которые посещала Кристина. Он даже слушать не стал ее уверения в том, что уже давно все учтено, и речь идет о чистой прибыли. С тех пор Кристина перестала что-либо ему доказывать и просто делала что считала нужным.
Вот и теперь, пропустив мимо ушей его вопрос, она развернулась и пошла в спальню. Костя демонстративно вздохнул позади нее, но так и остался сидеть на диване. А ведь он знал, как ее можно расшевелить, и умел это делать. И Кристина была уверена, что если бы он сейчас пошел с ней в спальню, поговорил бы с ней, помассировал плечи, то она не стала бы отказываться от близости, даже несмотря на усталость, но он даже этого не захотел сделать. А вот Лена с Сашей… Только не надо опять о грустном.
Кристина еще раз заглянула в комнату, где спала Ксюша, после чего наконец добралась до кровати и уснула даже прежде, чем успела помучить себя чувством вины за то, что снова наелась на ночь.

 
Купить книгу в формате .doc
Купить книгу в формате .fb2
Купить книгу на XinXii
 
 

Твитнуть

 
Другие романы

“Моя прекрасная игра”
“Жизнь как чувство”
“Держи меня за руку”
“Буду кошкой сидеть на твоем плече”
“Я радость”

6 Комментарий Жизнь семейная

  1. Кристина

    Захватывающее начало…)

    • Хуторная Елена

      Рада, что понравилось )))

  2. Vasiliy

    Красиво написано, спасибо за “начало”, надеюсь будет время всё почитать

    • Хуторная Елена

      Спасибо вам, Василий!

  3. Ирина

    Семейная жизнь не проста, нужно уметь находить компромиссы, иметь общие интересы. И много всего. Но главное – любовь и уважение, тогда ты захочешь всю жизнь прожить с одним человеком. Спасибо за интересный анонс, прочитала на одном дыхании!

    • Хуторная Елена

      Да, семейная жизнь дело непростое, по-разному все складывается, разное приходится переживать. Но со всем можно справиться, было бы желание, это точно. Спасибо вам, Ирина!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>